Инсайты

Как рециклинг может стать инструментом декарбонизации?

В беседе участвовали:
  • Наталья Зябликова, президент Ассоциации по устойчивому развитию в цепях поставок АСУР ГЛОБАЛ.
  • Владимир Зотов, президент Саморегулируемой организации «Ассоциация утилизаторов отходов «Клевер»

Наталья: - Сегодня мы будем говорить о том, как рециклинг может стать инструментом декарбонизации. Для этого мы пригласили в студию Президента саморегулируемой организации «Ассоциация утилизаторов отходов «КЛЕВЕР» Владимира Зотова.
Прежде, чем приступить к узкоспециальным вопросам, я бы хотела попросить Владимира рассказать о том, как он пришел в ESG-повестку, почему эта тема важна лично для вас, какова ваша личная экспертиза в этом вопросе.

Владимир: - Я в отрасли утилизации и переработки уже более 16 лет, начиналось все с рециклинга черных и цветных металлов, потом все переросло в экологические проекты. В компании, в которой я тогда работал, я возглавлял направление по развитию бизнеса. И даже 10-12 лет назад вектор переработчиков, вектор металлургов начал смещаться в сторону экологии. Тогда о ESG повестке, с точки зрения сокращения углеродного следа, еще не говорили, но тем не менее, я очень много времени проводил в командировках, на стажировках в различных западных компаниях и тогда для нас было странным, что любой рециклинговый проект западные коллеги просчитывали с точки зрения сокращения углеродного следа. Мы эти расчеты активно перелистывали, не обращали на них внимания, но сейчас я понимаю, что для них повестка стояла достаточно остро. В последние годы это направление стало максимально актуальным, особенно, когда возник вопрос трансграничного регулирования в Европе, вся металлургическая отрасль об этом заговорила. Если говорить о моей экспертизе в ESG, я в прошлом году закончил Кембриджский курс по сокращению углеродного следа. Это действительно расширило мои горизонты, и я понимаю, насколько западные страны опережают нас в части видения и в части проектирования стратегий целых отраслей.

Наталья: - Да, действительно, экономика замкнутого цикла пока диковинный зверь в бизнес-моделях на Российском пространстве. Как вы оцениваете стратегические перспективы внедрения циклических моделей с учетом того, что переход к ним инвестиционно ёмок и требует не только инициативы от бизнеса, но и глобальной государственной поддержки?

Владимир: - Вы правы, и не правы, потому что даже в наших реалиях, в тех проектах, что сегодня разрабатываются, циклической экономике уделяется особое внимание. Я говорю прежде всего о таксономии зеленых проектов, которая сейчас разрабатывается, в ней рециклинговые проекты включаются как «зеленые», как проекты по сокращению углеродного следа. Я понимаю, что за этим будущее и наше государство уже смотрит в эту сторону, но рециклинговый бизнес очень узко специализированный, и здесь, по большому счету, модель должна быть экономически оправдана, чтобы бизнес начал сам ее реализовывать и вкладывать деньги. И основной проблемой является недозагруженность утилизаторов сырьем. И вот здесь государственная поддержка очень важна. Т.е. безусловно также важна государственная поддержка на стадии проектирования, и строительства заводов, но также эта поддержка необходима на стадии сбора отходов и загрузки этих заводов сырьем.

Наталья: - Я как раз хотела об этом спросить и далее говорить именно о роли государства в переходе промышленности к циклической модели, т.е. мы должны обращать внимание не только на создание мощностей по переработке, но и на создание достаточной инфраструктуры в этой отрасли.

Владимир: - Вы правы, создавать мощности безусловно необходимо, и сейчас к этому прикладываются определенные усилия, но важно так же формировать сбор и направлять потоки сырья утилизаторам. Если говорить о нашей СРО Ассоциация «Клевер», своей основной миссией мы ставим развитие отрасли утилизации. Мы объединяем разных утилизаторов на своей площадке. Это переработчики макулатуры, резины, стекла, пластика, металлов, электроники и других видов отходов. Очень важно, чтобы голос отрасли услышало государство. Как ассоциация мы отслеживаем и понимаем боли участников отрасли, формируем их в виде запросов и транслируем государству. Среди них, есть и финансовая поддержка при строительстве заводов, и помощь в организации сбора сырья. Но я думаю, мы дальше отдельно об этом поговорим.

Наталья: - Вернемся к этой теме чуть позже в более широком контексте, а сейчас, чтобы закончить беседу о господдержке, я бы хотела уточнить, получают ли сейчас российские компании от государства поддержку для перехода к циклическим моделям, какие программы или изменения в регуляторике могли бы ускорить этот переход и планируется ли к рассмотрению дополнительные меры в государстве для стимулирования рециклинга. Вы специализируетесь именно в этой сфере, очевидно, что отслеживаете изменения в законодательстве и тренды.

Владимир: - Безусловно, мы их отслеживаем, и тенденция наметилась, как я уже говорил, в таксономии рециклинговые проекты признаны «зелеными», но, к сожалению, я пока не знаю реальных примеров, когда компании под нах получали действительно льготное финансирование. Вектор есть, это отлично, но пока это не заработало в полной мере. Если говорить непосредственно о помощи в загрузке сырьем, то здесь опять же абсолютно точно надо пользоваться европейскими механизмами, которые уже отработаны и изобретать велосипед здесь не имеет никакого смысла. В частности, отрасль утилизации в Европейских странах получила развитие за счет применения механизма расширенной ответственности производителя (РОП), когда производитель выпускающий товары или упаковку делает определенный взнос или государству, или напрямую утилизатору, и утилизатор на эти деньги сможет финансировать сбор, транспортировку отходов и создание новых мощностей. Эти механизмы очень четко работают в Европе, собственно говоря, мы ратуем за то, чтобы это также цивилизованно, в понятном ключе, реализовывалось и в России. Определенные подвижки есть, механизм РОП уже действует, но на наш взгляд, в недостаточной степени. Есть нюансы, над которыми мы тоже работаем, есть чаяния утилизаторов, которые мы транслируем, здесь есть очень большой задел для нашей деятельности.

Наталья: - Да, по законодательным изменениям, и, в частности, по новым правилам расширенной ответственности производителя тема актуальная и злободневная. И мягко говоря, неоднозначная в прочтении бизнеса. Сейчас я бы хотела несколько уйти от темы РОП, не это сегодня в фокусе, и вернуться к роли саморегулируемых организаций, НКО для бизнеса именно с точки зрения поддержки организаций и бизнеса при переходе к циклическим моделям. Т.к. в АСУР ГЛОБАЛ входит много производителей, чем конкретно на ваш взгляд общественные организации могут помочь бизнесу на пути к рециклингу, может быть, мы сможем сфокусироваться на отдельных моделях, либо на программах поддержки, которые предполагают создаваться СРО «Клевер» в отношении бизнеса?

Владимир: - В этом направлении, прежде всего мы хотим, чтобы голос отрасли слышали. Одна из задач нашей ассоциации свести друг с другом образователя отходов и утилизатора. К этому мы прикладываем значительные усилия. Например, НДФЛ при сдаче отходов создает серьезные препятствия по загрузке сырьем утилизаторов. Вы сегодня, как физическое лицо, не можете просто принести и сдать электронику, пластик, стекло, которые у вас образуются дома, кому-либо из утилизаторов напрямую, чтобы он заплатил вам деньги за это. Вы должны будете заплатить НДФЛ с этого дохода. Лига переработчиков макулатуры проработала этот вопрос и донесла до наших законодателей, что НДФЛ препятствует этому сбору и налог отменили, поток макулатуры увеличился. Мы за то же самое ратуем в части других видов отходов - сырья для утилизаторов.

Наталья: - Но подобные проблемы лежат в сфере регуляторики, в сфере нормативно-законодательной. Да, это интересный подход и тот угол зрения, который обычно не совсем нами принимается во внимание. Возвращаясь к теме нашей сегодняшней встречи, к теме связи между рециклингом и декарбонизацией предприятия, существует мнение, что величина углеродного следа сейчас - это мера эффективности предприятия. Насколько справедливо это утверждение и какова связь между рециклингом и декарбонизацией сейчас?

Владимир: - Давайте я начну с конкретного примера и конкретных цифр. При производстве самого экологически чистого первичного алюминия, образуется примерно от 4 до 8 тонн двуокиси углерода на одну тонну алюминия. В Европе средний показатель – 12 тонн. Средний показатель по миру около 20 тонн на одну тонну производимого алюминия. Если мы говорим про рециклинг, то 1 тонна производимого вторичного алюминия выделяет в атмосферу 0,4-0,3 тонны, т.е. 300-400 кг. CO2. Вы видите, здесь речь идет о разнице в порядках цифр. Если мы говорим о стали, там разница в 1,5-3 раза, если мы говорим о первичном и вторичном пластике, это 3-ех 4-ех кратная разница. Т.е. по этим простым примерам понятно, что выгодно вовлекать вторичное сырье в использование и возвращать в хозяйственный оборот.

Наталья: - Да, кейсы очень интересные и показательные. Однако, мы понимаем, что в связи с глобальной повесткой, в фокусе в первую очередь оказываются промышленные добывающие отрасли – нефтегаз, металлургическая промышленность. Могут ли эти отрасли стать углеродо-нейтральными? Каким образом это может быть реализовано с инструментами рециклинга? Есть ли еще какие-то пути для достижения углеродной нейтральности, скажем, в металлургической промышленности, которая, как известно, является одним из основных эмитентов СО2?

Владимир: - Да, есть, и возвращение того самого металлолома в оборот как раз один из путей. Безусловно, если мы говорим об углеродной нейтральности, должны быть комплексные меры, это и возобновляемые источники энергии, и применение новых технологий, улавливание того самого выбрасываемого СО2, но немаловажную роль здесь играет и рециклинг. Если говорить о нефтегазовой отрасли, смешивая в определённых пропорциях первичный и вторичный пластик получают те же самые продукты, которые сегодня используются при производстве упаковки. Пластик применяется практически везде, поэтому и в здесь есть задел для сокращения углеродного следа при помощи рециклинга.

Наталья: - Вы предвосхитили мой следующий вопрос, он был как раз о других отраслях, в которых применение рециклинга могло бы быть эффективным. Очевидно, что переработка пластика здесь будет в фокусе, возможно даже больше, чем в металлургической промышленности. А что вы скажете насчет рециклинга и климатических проектов?

Владимир: - В России сейчас не до конца сформулировано законодательство о том, что признается климатическим проектом, и что не признается. Но как я уже упоминал, в таксономии рециклинговые проекты признаны «зелеными» и климатическими. Т.е. как только это будет принято, оно заработает. Если говорить о зарубежном опыте, прежде всего – Европейском, то там климатические проекты реализуются и в части рециклинга. Я знаю и слежу за этими проектами, они реализуются и на добровольных площадках, таких как Vera, GoldStandard и т.д.

Наталья: - Т.е. под них можно будет или уже можно выпустить углеродные единицы и соответственно привлечь «зеленое» финансирование?

Владимир: - Да, путь не прост, нужно будет действительно заниматься расчетом углеродного следа продукта или сокращения на основании методик, которые разработаны, в разных стандартах они немного различаются. Дальше нужно верифицировать и выпускать эти самые углеродные единицы на добровольных площадках или на площадке, которая сейчас разрабатывается в России, которая, я надеюсь, заработает и мы с нашими проектами и участниками Ассоциации будем принимать в этом участие.

Наталья: - Здорово. Если мы касаемся общего тренда в привлечении «зелёного» финансирования, на этот вопрос вы частично ответили, однако, не очень понятно пока как это заработает и когда, есть ли у Вас личное мнению на эту тему?

Владимир: - Мне бы хотелось, чтобы это работало еще вчера, потому что я ратую за развитие отрасли. Я надеюсь, что в ближайшие год-два вступит в силу новое законодательство, я хочу, чтобы мы были среди пионеров, которые будут разрабатывать и выпускать эти углеродные единицы. Мы ведем серьезную работу в этом направлении и привлекли партнеров ассоциации, которые умеют считать углеродный след и сопровождать его верификацию. Уже сейчас мы работаем с тем прицелом, что в рамках проектов, которые участники нашей ассоциации собираются реализовывать, мы будем выпускать углеродные единицы.

 Наталья: - Говоря о партнерских связях и коллаборациях, ассоциация – это всегда объединение опыта многих организаций, и возможно, уже сейчас вы можете рассказать об успешно реализованных проектах в сфере рециклинга в Российском пространстве, и о тех перспективах, возможно ваших партнёрских организациях, которые поддерживаются в ассоциации.

Владимир: - Конечно. Во-первых, я хочу вас поблагодарить за то, что вы позвали на вашу замечательную площадку. Я совершенно точно вижу, что у наших ассоциаций есть совместное будущее и немного предвосхищая, хотел бы предложить вам расширить наше сотрудничество. Теперь я вернусь к вашему вопросу и попытаюсь ответить на него в прикладной плоскости, перечислив показательные и знаковые вещи, которые мы делаем сейчас с нашими партнерами. Прежде всего, есть наша партнерская компания, которая называется Декарбон-Экосфера, она занимается расчетом углеродного следа и основная ее специализация – рециклинговые проекты. Их мы сейчас реализуем сразу несколько. Наша роль, как ассоциации, свести профессионалов из разных областей и содействовать их развитию. Если говорить о каких-то еще интересных и знаковых вещах, мы сотрудничаем с еще одной компанией, которая называется «Убери», совместно с правительством Москвы они сделали очень классную программу для жителей. Как простой пользователь, например, я не знаю куда деть свой старый холодильник, ванну, шкаф, или диван и эта компания создала сервис – как Убер для рециклинга, когда клиент – обычный владелец домохозяйства, звонит в организацию и говорит, что мне нужно, чтобы вы это убрали. Собранные отходы не едут на свалку, это сырье передают заводам-утилизаторам. Сегодня любой житель Москвы, пока мы ограничены столичным регионом, зайдя на портал Мос.ру, может абсолютно спокойно заказать эту услугу. Так как даже в стиральных машинах и холодильниках содержится большое количество металла и пластика, этот проект мы тоже планируем представлять, как проект по сокращению углеродного следа и здесь сотрудничество может быть максимально широким. ESG рейтинги и некий KPI выставляются не только предприятиям, но и целым регионам, для нашей столицы это может быть отдельным проектом по сокращению углеродного следа города.

Наталья: - Понимаю, спасибо большое. Это были очень показательные кейсы, т.к. они касаются b2b и b2c сферы, и задача Ассоциации – это популяризация в обеих плоскостях ЕSG-повестки. Я очень надеюсь, нас услышат также люди, которые принимают решения и на государственном уровне, и таким образом мы сможем внести свой вклад в движение Российской промышленности к цикличности. В чем мы с вами заинтересованы как неравнодушные люди, и во вторую очередь – как руководители, представители ассоциаций. Нас ждет долгосрочное и интересное партнерство.

Владимир: - Абсолютно точно, спасибо большое.