Инсайты

Практические решения по декарбонизации


Expert Group

В беседе участвовали:
·        Алена Ковальчук, Председатель правления Ассоциации по устойчивому развитию в цепях поставок АСУР ГЛОБАЛ.
·        Максим Ермолаев, владелец и управляющий партнер компании Expert Group.

Алена – Сегодня у нас в гостях Максим Ермолаев, владелец и управляющий партнер компании Expert Group.

Максим - Добрый день.

Алена - Максим, давайте начнем с того, что Вы расскажите о себе, как Вы пришли к тому, чем Вы занимаетесь сейчас и почему углеродный след стал для Вас таким важным.

Максим – Начну с предыстории. Я – выходец из большой компании, большого холдинга. Руководил EP-проектами. EP-проекты – это инжиниринг и закупки, соответственно мы строили большие заводы. Там у меня сложилась команда и инженеров, и закупщиков, и технологов. Параллельно я создал компанию Expert Group, она, в первую очередь, специализировалась на организационно-технической трансформации компании, но внутри у нас начал появляться технологический консалтинг, то есть мы помогали компаниям разрабатывать документацию, производителям разрабатывать рабоче-конструкторскую документацию и прочее. И постепенно, с появлением повестки на декарбонизацию, мы поняли, что это очень хороший, интересный инструмент. И также мы внутри, в технологическом консалтинге разрабатывали математические модели, которые позволяют в ускоренном режиме разрабатывать базовые проекты, считать CAPEX объектов. CAPEX – это те капитальные затраты, которые мы, соответственно, вкладываем, чтобы построить завод. И вот разрабатывая эти модели, в связи с повесткой на декарбонизацию, у нас появился запрос на то, чтобы посчитать CAPEX одной из установок по декарбонизации. Мы это сделали, проработали. Получился, на мой взгляд, шикарный результат. Чуть позже, наверное, об этом расскажу. И мы начали двигаться в этой теме, и вот уже практически полгода мы ее развиваем, полгода развиваем систему, и, на мой взгляд, достигли достаточно хороших результатов.

Алена - Среди ваших клиентов очень много нефтегазовых компаний, например, Лукойл, Газпромнефть, и сейчас зеленая повестка очень актуальна во всем мире, и запросы от таких компаний, наверняка, только увеличиваются. Как компания Expert Group отвечает на эти запросы в своей консалтинговой деятельности?

Максим - В Expert Group мы выделили отдельное направление, которое занимается ESG-повесткой, и которое в целом занимается инжинирингом. Это будет отдельная компания, которую мы будем развивать. У нас уже есть запросы от крупных холдингов, и уже есть один реализованный проект, где мы рассчитали стоимость строительства объекта по декарбонизации, более того, мы обогнали в этом расчете одну из крупнейших компаний, которая непосредственно этим занималась. То есть мы здесь выступали как некий бенчмарк, насколько наша система точно считает.

Алена - Очень здорово, особенно в связи с тем, что недавно в России вступил в действие закон об ограничении выбросов парниковых газов. И как Вы считаете, какое значение, какое влияние окажет этот закон на деятельность производственных предприятий?

Максим - Очевидно, что он оказывает непосредственное влияние на деятельность этих предприятий, потому что им необходимо нести либо дополнительную налоговую нагрузку, либо, соответственно, делать различные проекты по реконструкции своих предприятий. Очевидным бенефициаром всей этой истории является государство, но мы в Expert Group понимаем, что есть возможность перенести преимущество декарбонизации не только внутри государства, то есть на государственный бюджет, но и для самих операторов. Под операторами я, как раз, понимаю различные заводы, предприятия, у которых есть выбросы сверх нормативных показателей. Соответственно, мы сделали систему, которая позволяет эти выбросы правильно рассчитать, эффективно расположить объекты по декарбонизации и помочь предприятиям снизить налоговую нагрузку, как внутри государства, так и тем предприятиям, которые гонят свою продукцию на экспорт. Наша система позволяет сделать расчеты в максимально короткие сроки и, более того, показать наиболее эффективный подход к декарбонизации.

Алена - Если говорить о переходе к зеленой энергетике, на Ваш взгляд, какие сейчас есть эффективные способы декарбонизации промышленности?

Максим – В принципе, их всего два. Первый, это строительство установок по декарбонизации, причем, как на новых производствах, так и с точки зрения реконструкции, когда у нас есть уже существующее производство, и внутри этого существующего производства мы ставим установку по декарбонизации. Эта установка может как улавливать CO2 и отправлять его в хранилища, так и улавливая CO2, мы можем его куда-то продавать, условно, той же самой Кока-Коле. Соответственно, первый путь – это декарбонизация. Второй путь – это использование более экологичных видов топлива, таких, как водородное топливо и прочее. Но, исходя из нашего опыта, мы знаем, что технологий, позволяющих экономически эффективно производить водородное топливо, на сегодняшний день нет. Поэтому в ближайшие 5-10, возможно, 15 лет, предприятия будут идти, в первую очередь, по пути строительства установок по декарбонизации, и, соответственно, по пути, когда на новом производстве сразу же закладывается допустимый уровень выбросов, и предприятие под этот уровень выбросов уже изначально проектирует все свои промышленные мощности. И мы можем помогать, как на новых установках, так и на старых установках, рассчитывать какую степень улавливания углерода максимально эффективно применить на том или ином предприятии. Потому что не всегда нужно улавливать все 100%, возможно иногда достаточно 97%, 95%, 98%. Но вот эти вот 3-5% критически влияют как на капитальные вложения, то есть CAPEX, так и на операционные затраты, то есть на OPEX.

Алена – Евросоюз принял сейчас достаточно жесткую стратегию по достижению углеродной нейтральности к 2050 году. Каким Вы видите путь взаимодействия России и Европейского Союза в этом направлении?

Максим - Это взаимодействие лежит, в первую очередь, в части экспорта российской продукции в Европу, так как европейское законодательство, оно гораздо более жёсткое, чем наше внутреннее.

Алена - Более развитое, наверное, уже да?

Максим - Однозначно! И, соответственно, те российские предприятия, которые хотят экспортировать свою продукцию в Европу, обязаны будут соответствовать этим требованиям, иначе они будут нести дополнительную налоговую нагрузку уже на свою продукцию в Европе, что для них будет означать дополнительные расходы. А дополнительные расходы, как мы с вами понимаем, это снижение маржинальности продукции, снижение, соответственно, прибыльности и прочие, прочие вещи. Возможно, кому-то будет вообще не выгодно экспортировать свое сырье, свои товары в Европу, и сами понимаете, как это скажется на экономике России и Евросоюза.
И в этом смысле наш продукт CarbonPro позволяет понять, как эффективно использовать средства для того, чтобы налоговая нагрузка была минимальной, но и при этом, предприятие, инвестируя в декарбонизацию, не понесло те дополнительные затраты, которые опять же скажутся на его итоговой продукции, на себестоимости этой итоговой продукции, и, следственно, на конкурентоспособности продукции как Европе, так и на внутреннем рынке.

Алена - С учетом текущей инфляции как внутренней, так и глобальной, это сейчас очень актуальная тема. Многие компании считают, что декарбонизация – это очень затратное мероприятие и приводит, как Вы и сказали, в действительности к повышению стоимости продукции. Но всё-таки можно и заработать на этом, то есть, продавая, например, углеродные единицы?

Максим -Мы выступаем, в первую очередь, за коммерческую составляющую. И мы понимаем, что ни одной компании не интересно просто так потратить средства, во что-то инвестировать и соответствовать неким требованиям, которые что-то будут помогать компании делать. Понятное дело, что компания хочет не только инвестировать, но на инвестированных средствах еще и что-то заработать. Одно дело, когда мы инвестируем для того, чтобы снизить нагрузку или снизить себестоимость, а другое дело, когда мы можем на этом дополнительно зарабатывать. И вот, как я уже сказал, CarbonPro, он позволяет, во-первых, снизить стоимость разработки базового проекта под установки декарбонизации, потому что внутрь CarbonPro загоняются те исходные данные, которые позволяют ускорить разработку базового проекта условно с 6-ти месяцев до 3-х, а это уже уменьшение затрат предприятия только на инжиниринг, соответственно, практически в 2 раза, то есть срок уменьшается в 2 раза и стоимость уменьшается в 2 раза. Во-вторых, мы понимаем, где эффективно разместить установку, на каком именно предприятии компании, потому что их может быть несколько, и необязательно у всех предприятий снижать углеродный след. Возможно, это нужно сделать на одном из них и это уже позволит компании стать зеленой. И, соответственно, далее, когда мы говорим, что компания уже стала зеленой, мы можем посмотреть какую-то дополнительную степень извлечения углерода, что будет помогать компании получать дополнительные зеленые единицы, продавать на бирже и зарабатывать на этом деньги.

Алена – Вы начали говорить о вашей разработке - специализированной платформе CarbonPro, которая позволяет учитывать и утилизировать углекислый газ. Как она работает?

Максим - Это такой математический комплекс, за счет макросов он подтягивает все основные показатели. В математическую модель мы заносим исходные данные, далее уже эти исходные данные трансформируются, формируется технология внутри модели, далее идет экономический расчет. Изначально мы сделали систему для того, чтобы считать CAPEX 5-ого и 4-ого класса в точности, это самые неточные классы, но они позволяют принять инвестиционные решения на первом этапе. Соответственно, мы развили эту историю, мы умеем считать CAPEX, причем делаем это буквально за 3 месяца, а в случае, когда меняются исходные данные, мы можем пересчитать CAPEX в течение 1 дня. Стандартно этот процесс занимает от 1 до 3-х месяцев. То есть, когда уже есть сформированная модель, стандартная инжиниринговая компания будет пересчитывать CAPEX в течение месяца-двух, может быть, в течение 2-х недель, зависит от объёма, но тем не менее. Мы это делаем за сутки. Оператор вводит измененные исходные данные в систему, и система автоматически выдает ему обновленный CAPEX. Мы также научились считать OPEX, NPV и IRR, параллельно мы научились считать оптимальный уровень улавливания, соответственно, и мы знаем лучше всего, где размещать эти установки.

Алена - Какие преимущества у CarbonPro перед другими симуляторами?

Максим - Основное преимущество в том, что CarbonPro это интегрированный математический комплекс. Соответственно, обычно, когда происходит расчет, он происходит в разных системах. CarbonPro интегрировал в себе 3 основных системы. Сейчас будет немного названий. Это HiSys, система, которая позволяет считать технологию и строить технологию внутри, это Passat – система, которая позволяет рассчитывать оборудование и это различные системы, которые считают экономику, одна из них Aspen, как бэнчмарк, в ней отдельно считается экономика.
Что позволяет делать CarbonPro? Он позволяет сделать все эти 3 комплекса в одном месте интегрировано. Мы сделали технологическое моделирование внутри одной системы, и она сама сразу посчитала перечень оборудования и CAPEX, OPEX, NPV. И здесь нет, во-первых, человеческого фактора, который на это влияет, и нет фактора передачи информации, что влияет на задержки во времени, на потерю информации, на ошибки. Если мы делаем это всё вручную, мы можем искать ошибки месяцами, здесь же ошибку в модели мы найдем за секунду.

Алена – Какая волшебная программа! Мой следующий вопрос со звездочкой. Какие методы математического моделирования Вы используете? Это для тех слушателей, кто полностью в теме.

Максим - Оно базируется на 3-х основных китах. Это, как я сказал, технологическое моделирование, это моделирование оборудования и экономическое моделирование. Внутри каждого из этих блоков заложена математическая модель, математический расчет на формулах, на том опыте, который мы собрали.

Алена - Понятно. И давайте тогда, наверное, завершающий вопрос. Платформа способна только к построению модели декарбонизации, либо она универсальна и может использоваться еще для чего-то?

Максим - Отличный вопрос! На самом деле это обычно то, с чего я начинаю свой рассказ. Но так как сегодня мы говорим про декарбонизацию, мы начали с нее. Сам CarbonPro является членом семьи большого семейства моделей. У нас есть система, она называется MatPro, это большой мультимодальный комплекс, соответственно, в него можно вложить абсолютно любую технологию, в нефтегазе, в нефтехиме, в металлургии, в энергетике, из абсолютно любой отрасли. Все, что нам нужно, это исходные данные по технологии. Эту технологию мы заносим в модель, возможно, что-то добавляем, что-то правим, и мы способны, по факту, уже в течение 3-х месяцев запустить моделирование на любой из процессов. Абсолютно на любой.

Алена - Очень интересно, Максим. Спасибо за Ваши ответы.

Максим - Вам спасибо!